Поэт в России больше, чем … консультант?

Очерки Марии Виршаевой

Мария Виршаева

1. Поиски в лабиринтах Москвы

Необычайно жаркое лето сделало легкую прогулку по старой Москве наказанием. Приходилось выстраивать маршрут таким образом, чтобы как можно больше арок, водоемов (есть-таки они в старой Москве!), двориков с зеленью давали хоть какую-то передышку от палящих лучей сверху и горячих камней снизу.

Сегодняшнее редакционное задание заставляло меня искать Московское общество практической поэтики, столь часто меняющее места своего нахождения, что я обошла половину найденных разными способами адресов, но не нашла никого, кто дал бы мне хотя бы четкие заверения, что такая организация им знакома. Ноги гудели, и я успела в сто первый раз похвалить себя за то, что, собираясь на интервью, не стала надевать шпильки… Хотя, судя по всему, набойки после этого задания придется менять.

Но чудеса все-таки случаются. При выходе из Денежного переулка на Арбат вдруг ожил смартфон. Приятный мужской голос поинтересовался, не я ли ищу Московское общество практической поэтики. Из дальнейшего разговора выяснилось, что от знакомых моих знакомых Виктор (так представился звонивший) узнал о моем желании написать об их организации. И поскольку найти место их заседания нелегко, то хотел сообщить адрес, где они собираются сегодня.

Узнав, где я нахожусь в данный момент (Арбат, дом 55), мужчина хмыкнул, пробормотал что-то про символичность и судьбу, после чего продиктовал адрес.

Что имелось в виду под символичностью, я поняла, закончив разговор и подняв глаза. Передо мной висела мемориальная доска, сообщавшая, что в этом доме жил поэт Андрей Белый. Вал поэтического медленно накатывался.

поможет вам перестать мыслить шаблонами и научит находить новые небанальные решения

2. Знакомство

До указанного Виктором адреса я добралась через полчаса. Мужчина средних лет, чуть выше меня ростом, шатен с легкой залысиной и с аккуратной бородой эспаньолкой, представившийся Виктором, встретил меня возле указанного подъезда, найденного мной не сразу — чтобы попасть к этому подъезду с улицы, пришлось пройти через арку в середине дома, обрамленную колоннами, напоминающими египетские, и затем мимо каких-то клумб пройти в ворота, обрамленные кирпичными столбиками, на постаментах перед которыми лежали белые львы.

Само заседания общества проходило на 2 этаже в скорее всего съемном помещении, и на первый взгляд, по крайней мере по антуражу, напоминало чем-то литературные салоны Серебряного века, по крайней мере, как я их себе представляла по описаниям. Но на этом сходство заканчивалось. Полтора десятка членов общества —  исключительно мужчины от тридцати пяти, — и приглашенный гость собрались не для обсуждения стихов или философских вопросов. А для чего, мне удалось уточнить в ходе небольшого интервью, которое я как раз успела взять до начала заседания.

Решение проблем бизнеса стихосложением
Как решать проблемы нестандартно

3. Первое объяснение

— В чем цель вашего общества? Что заставляет пару десятков успешных занятых мужчин совсем не богемного вида собираться вместе для целей некоей «практической поэтики»?

Цель достаточно прозаична — решать проблемы. Проблемы клиентов, проблемы участников, проблемы общества в целом…. Инструмент решения не совсем обычен -только этим мы отличаемся от разных консультантов по креативности, коучей, специалистов по концептуальному мышлению, ТРИЗ (теории решения изобретательских задач), дизайн-мышлению и всяческим другим эвристическим методам. По сути своей наши заседания – это своего рода воркшопы, проектные сессии и консультации в одном флаконе.

— Решение проблем – это хорошо… Но причем тут поэтика? Тем более практическая? Сам термин не очень понятен – по запросу интернет выдает в основном ссылки на курс лекций по литературоведению Сухих И.Н. … Ещё в сети есть такое определение: «Практическая поэтика занимается поисками художественной правды в отличие от розысков научной истины, которая важна для поэтики теоретической и других не менее важных наук».

— Наше отличие от перечисленных мной консультантов по эвристике — в инструментах, которые мы для этого применяем. Упомянутые уже мною эксперты применяют многочисленные методики, в которых в разной степени сочетаются аналитика и генерация идей. Мы же используем более редкий подход. В качестве инструмента решения задач мы используем стихи. Так что можно сказать, что мы тоже заняты поисками правды жизни в том числе художественными средствами.

— Стихи? Простите, берете чьи-то стихи, сочиняете свои? И что потом? Используете как гадание по Книге Перемен? Или по рунам? Раз в крещенский вечерок девушки гадали: за ворота башмачок, сняв с ногибросали?

— Ну, в какой-то степени Вы правы, можно и так делать. Чтобы решать свои проблемы, люди придумали много разных способов, методов.  В том числе и гадания. Правда, у нас все-таки речь идет не о мантике. В разных ситуациях и в разных руках каждый из методов срабатывает по-разному, но мало кому удается в рамках одного инструмента совместить как рациональную, так и творческую компоненты работы. Но всегда ведь хочется подключить весь свой творческий потенциал.

— И вы используете для этого стихи?

— Человечество на самом деле давно придумало метод, позволяющий совмещать, рассудок и творчество. Стихи — гораздо более емкий способ передачи друг другу ощущений, эмоций, смыслов, образов, информации, чем обычные тексты. Если Вы вспомните курс литературоведения, то в стихотворении, помимо линейного изложения чего-либо, есть множество вертикальных связей, ритмизованных и наполненных сжатыми смыслами. Они все вместе сообщают не просто информацию, а определенные состояния – состояния понимания, озарения в том числе.

Когда человек пишет стихи… ведь он настраивается на некое гармоническое состояние, состояние единства души и разума. А это немало способствует анализу проблемы, коль скоро стихотворение посвящено её рассмотрению.

Толчок для создания нашего общества и технологии, которой мы пользуемся, стала книга «Тренажер стихосложения» специалиста по эвристическим методам Бубенцова В.Ю. Суть книги, главная идея — при работе с проблемной ситуацией или нечетко сформулированными задачами попытаться описать их в стихотворной форме.

— И всё? И будет клиенту счастье? Извините, но как-то не верится. В таком случае Пушкин и Лермонтов должны быть суперэкспертами по решению проблем. Чего не скажешь, изучая их биографии.

— Упомянутые Вами поэты писали стихи для других целей. Вы же можете любой инструмент использовать по-разному. И одной и той же цели можно достигать разными способами. На вершину горы ведет много тропок, каждый выбирает по себе. Я позволю себе процитировать.

Виктор встал и подошел к книжной полке. Мы сидели в одной из боковых комнат, выходящих в небольшой зал, где собственно и проходило собрание. Кроме диванчика и журнального столика, в комнате был лишь небольшой стеллаж, на котором стояло несколько книг букинистического вида, какие-то глянцевые брошюрки и отдельно – стопка одинаковых зелёненьких книжек в мягкой обложке. Виктор взял одну из них и, открыв её в самом начале, зачитал:

— «Практика показывает, что в моменты попыток поймать образ проблемы, ритм описания, рифмы наше подсознание успевает проделать много работы из категории той, которую решатели задач привыкли делать аналитически. Так, наше подсознание успевает разбить систему на компоненты, подумать над взаимосвязями, попытаться образно определить назначения или, если угодно, функции, подумать над развитием и включенностью системы, описываемой в проблемной ситуации, в иные надсистемы, иногда даже натолкнуться на ключевые нежелательные эффекты, противоречия и т. д.

Здесь нет призыва отринуть все упомянутые выше (и не упомянутые также) эвристические инструменты тем, кто ими успешно пользуется. Просто, как один из инструментов описания проблем, предлагается использование поэтического языка. Если угодно, предлагается воспользоваться поэтической моделью поиска смысла. С учетом того, что люди, решающие проблемы, все равно пользуются разными моделями для описания, наше сознание вообще работает только с моделями, по крайней мере в обычном состоянии и у большинства людей. И добавление еще одного подхода к постановке задач, к рассмотрению проблем, скорее обогатит любого специалиста по решению проблемных ситуаций»

Виктор закрыл книжку.

— Вот мы и обогатились. Да, кстати, этот экземпляр Вам. И пойдемте, мероприятие уже начинается.

Методы решения проблем клиентов
Вижу проблему - нахожу, как ее устранить

4. Люди и проблемы

В зале полукругом расположились участники мероприятия, многие уже с чашками кофе в руках. Незаметный официант вооружил и меня порцией марочино. В центре сидел черноволосый, с пробивающейся местами сединой мужчина в классических джинсах Sarto Reale и ботинках от Alexander Hotto. Это был, как я поняла из рассказа Виктора, заказчик, или постановщик проблемы. Справа и слева стояла два кресла, одно из них занял Виктор, второе осталось пустым – судя по всему, соведущий мероприятия не пришел. За креслами всех участников стояли флипчарты, на столиках в центре круга лежала горка стикеров большого формата (примерно А5), наборы ручек и фломастеров разной толщины.

— Начнем? – Виктор взял в руки листок с текстом. – Сегодня нам свою проблему изложит господин Х. Он занимается производством резино-технических изделий из материала, описание которого лежит перед каждым на листке желтого цвета. Производство не очень масштабное, но одна из проблем, на взгляд господина Х, нуждается в нашей проработке. Передаю ему слово.

— Добрый день! – Мужчина в ботинках Hotto слегка привстал и опустился обратно. – Коллега начал говорить о проблеме, я добавлю деталей.

Мы выпускаем перечень продукции, указанной в описании материала на обратной стороне желтого листочка. При изготовлении часть материала идет в отходы. Это достаточно чувствительный убыток, мы теряем на этих отходах около 5 миллионов рублей. Что касается оборудования, то оно самое простое –автоматическая линия с дозатором, экструдером, сортировочным и упаковочным узлами, линия для укладки готовых изделий. Продукция также незамысловатая, как видно из перечня.

Что касается отходов, то помимо потерь материала, в эти 5 миллионов входят также различные расходы на хранение отходов, транспортировку и т.д. Очень хочется этого избежать.

Виктор встал со своего места.

— Спасибо. Коллеги, первичная информация получена. Прошу Ваши импровизации.

Коллеги на несколько минут занялись заполнением стикеров. Затем стали выклеивать эти стикеры на флипчарты.

— Итак, давайте посмотрим, что у нас получилось в первом приближении.

Я, пользуясь статусом наблюдателя, которому позволено неприкаянной тенью слоняться по всему помещению и заглядывать через головы участников сессии в их записи, стала изучать, что они писали на стикерах. Задачу облегчало то, что сами участники ходили от флипчарта к флипчарту, читая тексты коллег и вполголоса их комментируя.

Пользуясь возникшей паузой, удалось переписать несколько стихотворных фрагментов в блокнот. Все тексты переписать я не успела – участники расселись по местам, и начался следующий этап работы – как я поняла, все эти стихотворные изыски (прямо скажем, не шедевры с точки зрения литературной) – будут попытаться истолковать в приложении к проблеме.

Стихи и и процесс решения современных проблем
Рифмы, вопросы и текущие задачи

5. Стихи и вопросы

Тем временем Виктор объявил:

— Коллеги, первичное осмысление проблемы каждому удалось сделать, давайте посмотрим теперь, как мы поняли заказчика, и какие вопросы у нас возникли. — Начнем читать по порядку ваши импровизации. Напомню, что мы занимаемся сейчас интерпретацией услышанного. Исходный текст услышан, теперь прошу по вашим импровизациям с помощью вопросов акцентировать «темные места» этого текста, предложить свои гипотезы, чтобы уважаемый господин Х мог уточнить или опровергнуть трактовки, дать недостающие данные. Стараемся придерживаться вопросной формы.

Дальше участники занялись истолкованием текстов, на их основе составляя целый перечень вопросов, а гость, пытаясь отследить происходящее, крутился в кресле, попутно что-то помечая себе в ежедневнике.

Выглядело это примерно так.

Виктор зачитал первый стихотворный фрагмент:

 «Проблема важная…» — начало
Серьезно очень прозвучало.
Но тон и выраженье глаз
Тут обмануть пытались нас…

— Коллеги. по первому стихотворному фрагменту возникли следующие вопросы:

Насколько актуальна проблема для Вашего производства? Какова доля этих потерь в общей структуре расходов?

Является ли эта проблема лично для Вас значимой?

Вы единственный владелец, или есть ещё?

Цель Вашего прихода – решить эту проблему, или просто развлечься?

— Уважаемый господин Х, можете сразу ответить на данные вопросы, или все записать и уже в конце по всем вопросам сразу дать нам уточнения.  Как поступите?

— Давайте я дам ответы чуть позже, когда вопросы накопятся. Наверняка будут где-то пересечения, и чтобы не повторяться…

Виктор прервал гостя:

— Да, давайте сделаем так. Следующий фрагмент:

Есть продукт и есть отход –
Что тут нового, скажите?…

По второму стихотворному фрагменту возникли следующие вопросы:

Как в мире используют подобные отходы?

Какие решения существуют?

Почему они Вас не устраивают?

Что в этих решениях нужно исправить, чтобы они Вас устраивали?

— Так, третий фрагмент:

Как узнать, ты отход или нет?
Это жизнь или лишь настроенье?
Или мыслей дурное теченье,
Иль теченье, а мыслей в нём нет?

— По третьему стихотворному фрагменту возникли следующие вопросы: А почему возникает отход? Как организована технология производства? Есть ли безотходные аналоги?

— Уважаемый Х, Вы успеваете?

_ Да-да, дальше, пожалуйста…

Виктор подошел к следующему флипчарту.

— Фрагмент четыре.

Как возьму-ка я
Интернетскую
Да поддержку-то
Молодецкую….

По четвертому стихотворному фрагменту возникли следующие вопр…

Гость неожиданно перебил ведущего:

— А позвольте, я предположу, какие вопросы здесь возникли? Наверное, есть ли аналоги подобных ситуаций?  И как в мире решаются вопросы утилизации подобных веществ?

— Да, совершенно верно. Видите, Вы уже включились в процесс…. Скоро тоже стихами заговорите.

И под одобрительные смешки аудитории ведущий в манере аукциониста продолжил:

— Фрагмент пять.

В чем истина? Как сэкономить?
Иль заработать поскорей?
К чему хочу я подготовить
В компании своих людей?
Чтоб, как Кащей, над златом чахнуть,
Иль измениться так, чтоб ахнуть?

— По этому фрагменту возник следующий вопрос: Что для компании приоритетно – снижение издержек или переход на более совершенные технологии?

Ведущий прервался, отпил немного кофе из высокого стакана (скорее всего латте), который минуту назад поставил перед ним обслуживающий заседание официант, и продолжил.

— К фрагментам шесть и семь коллеги вопросы не сформулировали, придется делать нам это сейчас коллективно. Фрагмент шесть:

Что утаил от нас рассказчик?
Что он забыл еще сказать?
Ведь мы же знаем – в нашей власти
Его пристрастно испытать…
Убытки в ведомости встретив
Отход в процессе углядев….

Фрагмент семь:

Резиновая крошка,
Ребят, кому нужна?
Возьму её немножко…
На что ж она годна?
Набью её в подушку,
С травой соединив –
И мягко, и отдушка.
Дерзай, кто не ленив!

Размалывай отходы,
Матрасы набивай!
Твои какие годы –
Лишь только успевай!

После небольшого, но эмоционального обсуждения на досках добавилось еще с полтора десятка вопросов.

Затем, пользуясь пачками стикеров, очень быстро все эти вопросы были сведены в группы, что заняло некоторое время. В процессе группировки участники сделали также ряд дополнений списков вопросов. И, наконец, массив вопросов был ведущим обрушен на голову гостя, который, хотя и активно участвовал в процессе, далеко не на всё мог ответить во время анализа. Так что пришлось отдуваться. При этом периодически кто-то из участников дополнял ведущего, играя в игру «добрый следователь – куча злых следователей». Особенно старался высокий худой блондин в вельветовом пиджаке.

Выводы и пути решения проблем по текущим задачам бизнеса
Как прийти к эффективным решениям: поиск и выводы

6. Выводы и решения

Довольно быстро из господина Х вытащили информацию, что есть технология производства всего того же, но без отходов. Здесь же попросили быстренько посчитать, сколько будет стоить такое оборудование, если поставить его вместо существующего с учетом пуско-наладки. Оказалось, что примерно 6 миллионов. После чего аудитория почти хором спросила:

— И-и-и? Замена окупается примерно за год, дальше все хорошо… В чем задача?

Гость еще раз посмотрел на цифры.

— Ну да… Вообще-то да….

Впрочем, тут же спохватился и перешел в атаку:

— Это хорошо, и спасибо, но все-таки, а вот если обсудить, что я не буду ничего менять, куда тогда мне девать отходы? Давайте посмотрим, что будет, если отходы продолжат копиться!

Дальше я наблюдала очередной цикл такой же процедуры сочинения стихов, потока вопросов и совместных обсуждений. Правда, были и отличия. Совершенно отчетливо просматривалось, что каждый брал из описания свойств отходов какой –то комплекс сочетаний и отрабатывал его в своих рифмованных интеллектуальных поисках. Что интересно, некоторые участники описывали свойства прилагательными, а некоторые переводили их в глагольные формы перед использованием.

На третьем часу работы общества практической поэтики, когда на флипчартах стали появляться какие-то таблицы с перечнями вариаций параметров, а возле каждого из гостей теснилась куча чашек и стаканчиков с остатками преимущественно кофе, я получила от Виктора, вырвавшегося на время из процесса, разъяснения, что все самое интересное я уже увидела, дальше будет детализация и углубление, формулировка локальных задач, проработка технических вопросов (среди участников было несколько инженеров). Несколько направлений по решениям оказалось намечено, осталось собственно их конкретизировать. Это – не без помощи намека Виктора, видимо оценившего слегка измученное интеллектуальными усилиями выражение лица, —  привело меня к мысли, что можно уходить. Голова, уже давно гудевшая от этого организованного хаоса, и ноги, беспрерывно носившие меня от группки к группе в попытках что-то уловить и понять, радостно поддержали меня в этом начинании.

7. Совместный труд в мою пользу

Жара к девяти вечера спала, и поход до ближайшей станции метро представлялся приятной прогулкой. Москвичи, замученные слишком теплым летом, ковидом и QR-кодами, сильно поредевшими рядами неспешно прогуливались по улицам… Да, подаренную книжку я, разумеется, взяла с собой. И не одну – как оказалось, на полке были книги с описанием нескольких методов, и мне дали по экземпляру каждой с пожеланием дополнить увиденную практику объясняющей теорией. Что занимательно, у этих книжек оказался тот же автор…

Анализируя свои записи и впечатления, я пришла к выводу, что для лучшего понимания процесса работы общества практической поэтики можно, конечно, углубленно прорабатывать первоисточники. Но есть и другой, более простой и проверенный поколениями путь. Я разыскала автора книг, которые мне подарили, и договорилась о встрече.

На следующий день я, потягивая шоколадный фраппе айс, немало способствующий при такой жаре активной умственной деятельности, пыталась с помощью собеседника систематизировать свои наблюдения. Поэтическая тематика незримо витала вокруг – мы сидели в Венской кофейне в Лаврушинском переулке. Расположена эта кофейня рядом с Третьяковкой, в так называемом Доме писателей, где жили Агния Барто, М. Алигер, В. Каверин, Л. Кассиль. В. Катаев, Ю. Олеша, Л. Ошанин, Б. Пастернак, К. Паустовский, И. Сельвинский и многие другие мастера слова двадцатого века.

Впрочем, мой собеседник, Владимир Юрьевич Бубенцов, назначивший встречу в таком «поэтическом» месте, мало говорил о поэзии. Будучи инженером, специалистом по ТРИЗ, занимаясь много лет эвристическими методами, он постарался показать мне методическую подоплеку того поэтико-технологического зрелища, свидетелем которого я была.

От проблемы как ситуации к сути ее решения
Проблема - ситуация - решение

8. Толкование увиденного

— Итак. Владимир Юрьевич, я рассказала все, что я видела в течение трех часов, проведенных мной на заседании этого странного общества. Теперь расшифруйте, что же я видела?

— Жаль, Вы не досидели до конца, но в целом можно реконструировать, что же там было… Судя по рассказу, Вы наблюдали смесь эвристических методик, которую данная группа применяет для работы с клиентами. И методики эти в большей степени предназначены для анализа проблемной ситуации, постановки задачи, чем для собственно решения выявленных задач. По крайней мере те, применение которых Вы наблюдали. Но поскольку очень многие проблемные ситуации уже после тщательного их разбора перестают быть таковыми, то до решений дело может и не доходить.

— А можно это описать как-то доступнее, более простыми словами?

— Давайте более простыми… Итак, проблемная ситуация – это когда что-то идет не так, Ваши ожидания не соответствуют действительности. И Вы думаете: «Так, и что мне делать? За что хвататься? Кого звать?». И вот когда что-то идет не так, Вам нужно разобраться, во-первых, соответствует ли нарисовавшаяся в Вашем воображении картинка реальности. Иногда это ещё называют — переход «ПКД-ПКП», то есть «Проблема Как она дана – Проблема Как её Поняли». Это важный момент.

Во-вторых, очерчивая проблемную область как некую систему, Вы пытаетесь понять, из чего она состоит, как эти части связаны, что они делают, что делает вся система в целом и что она, по-Вашему, должна делать.

Для чего это делается? При таком анализе Вы смотрите, какие нежелательные эффекты наблюдаются, то есть что не нравится, что плохо в системе. И какие из этих нежелательных эффектов самые важные, какие являются причиной всего наблюдаемого вами безобразия. На каждом из этапов этой работы наша память или же целевой поиск могут найти аналогии похожих ситуаций и, соответственно, стандартных, типовых решений. Если они устраняют нежелательный эффект, результат устраивает, то проблема решена.

 — А если нет?

— Тогда идем дальше. Формулируем из нежелательного эффекта задачи, берем специальные методики их решения, решаем. Решения затем проверяем. Если не устраивает, уточняем и снова по циклу. Иногда новые детали анализа заставляют сменить методики, взять другие инструменты для работы.

 — Теперь пожалуйста соотнесите свой рассказ с моим. Что из этого процесса было у практических поэтов?

— Давайте опираться на «свидетельские показания» — на то, что Вы видели и вынесли оттуда, – эксперт с улыбкой указал на мой блокнот и стопку книг, которые мне презентовал Виктор.

 — Да, пожалуйста.

— Итак, судя по тому, что Вы описали, коллеги использовали метод синектики в поэтической вариации, метод герменевтики, мозговой штурм…

 — Брейнсторминг?

— Ну если Вам нравится так называть, то да… Так вот, мозговой штурм, алгоритм первичного анализа проблемы и морфологический анализ. В Вашем рассказе элементы алгоритма первичного анализа проблемы особо не проглядывают, но в стопке книг, которая перед Вами, он есть. Видимо, элементы его были вплетены в процедуру, Вы просто не заметили.

— Извините, а можно, пока официант принесет нам капучино, Вы эти страшные названия как-то по-человечески обозначите?  

— Хорошо. Про мозговой штурм особо говорить не буду – методика на слуху, хотя часто методически не совсем верно используемая. Суть — групповая работа по первичной ориентации в проблемной ситуации. Разделяем процессы генерации идей и процессы их анализа. Участники обмениваются высказываниями.

Синектика — позволяет обмениваться не словами – «мысль изречённая есть ложь», — а образами. Для этого формируют вопросы, вызывающие аналогии, и собственно с аналогиями друг друга потом работают. Что такое аналогия, надо ли объяснять журналисту?

 — Давайте я сделаю вид, что помню….И что дальше?

—  Facciamo finta che sia vero quello che vi dico? (Давайте сделаем вид, что это правда, всё, что я говорю вам… из песни Адриано Челлентано «Давайте сделаем вид, что это правда») 

Итак, аналогия, или, часто более её сложная форма, метафора, используется для того, чтобы донести образ, мысль во всей её многогранности, насколько это возможно. Мы делаем неизвестное известным через аналогии, описываем одно на языке другого в метафоре. И делаем это, опираясь на образное представление. В наблюдаемой Вами сессии в этом качестве использовали стихотворные тексты, для этой образности и многослойного анализа на почти подсознательном уровне используемые. Возможно, коллеги используют синектику в преобразованном виде. Вы говорили, что Ведущий сессий дал Вам книги, чтобы разобраться. Вот эта тонкая книжечка под названием «Метод аналогий» – наша разработка по переделке метода синектики к более удобному для решения задач виду. Правда, в этом издании нет второй части – про метафоры… Но работа с метафорами описана в «Тренажере стихосложения» — той зеленой книжечке, которую Вам цитировал Виктор.

— Хорошо. Что там было дальше?

— Дальше картина реальности уточнялась, в том числе путем раскачивания представлений о проблемной ситуации до пределов, опять же с помощью стихов и ряда допущений, чтобы потом выстроить нейтральную картину ситуации, и задать ряд проясняющих вопросов. Вот этот элемент они, видимо, как раз из алгоритма первичного анализа проблемы взяли.

Кроме того, коллеги потом, похоже, использовали морфологический анализ, чтобы выявить основные параметры выкристаллизовавшейся в ходе «допроса» системы, выявить все возможные варианты этих параметров и выбрать подходящую концепцию предварительного решения.  Этот процесс делается в несколько заходов, уточняя детали, на этом этапе вы собственно и ушли. Скорее всего, коллеги через час-полтора сделали еще несколько итераций и выдали заказчику приемлемые варианты.

 — Да, Виктор звонил, сказал, что все успешно прошло…

 — Ну вот видите…. Хотя понятие «успешно» надо уточнять. Это клиент сказал или участники сами так решили?

 — Ну… тут я ничего не могу сказать, только озвучить то, что сказали мне… Но вернемся к работе. Насколько именно такой процесс работы над проблемой рационален?

Разговор прервался на пару минут – официант принес-таки капучино, забрал посуду (в ходе разговора мы как-то незаметно съели по порции венских вафлей), и эксперт в задумчивости отпил несколько глотков, прежде чем продолжить разговор.

 — Понимаете, при том, что есть методы более приспособленные для определенного класса задач и менее приспособленные, есть ещё индивидуальные особенности. У меня была одна студентка в МИТХТ, она из всего курса по ТРИЗ усвоила только метод маленьких человечков. Это небольшой вспомогательный метод, но она с его помощью решала все задача – ей очень подошел именно этот подход. Возможно, здесь похожий случай – собрались единомышленники, сделали сочетание нескольких методов, попробовали, у них что-то получилось, и они стали отрабатывать этот комплекс на ряде проблем. Из интересностей в рассказанном я бы отметил сочетание морфологии и стихосложения. Обычно морфологический анализ и синтез приписывают как любимые методы людям очень аналитически настроенным, бухгалтерам по природе. А стихи обычно пишут люди, якобы парящие в мечтах. Но это неправда. Вы бы видела черновики Пушкина –там пару слов на странице выбиралось, остальное вперечеркнуто, для точного выражения мысли множество вариантов по множеству параметров, отчасти бессознательно прогоняется. Так что тут близость этих методов очевидна.

Ах да, ещё, судя по тому, что Вы описывали, коллеги использовали герменевтический анализ, фрагментарно. Но герменевтика и алгоритм первичного анализа проблемы, описанный в одной из лежащих перед Вами книжек, имеют много общего, так что это надо на месте точнее выяснять.

Герменевтика и теория решения изобретательских задач в решении бизнес-проблем
Герменевтика, ТРИЗ и другие полезности

9. Герменевтика и смешная аббревиатура

— Если можно, поясните, что такое герменевтика, и что делает этот таинственный алгоритм первичного анализа проблемы, который Вы уже упоминали.

— Хорошо. На журфаке Вы наверняка изучали литературоведение, теорию литературы. И выражение «герменевтический анализ» должно быть знакомо.

 — Хотелось бы расшифровки, потому что решение проблем и герменевтика «Идиота» Достоевского — все-таки немного разные вещи.

— И разные, и в то же время одно и то же… Давайте по порядку. Герменевтика — это некий процесс анализа текста, поиска смысла, интерпретации, состоящий из ряда этапов. В общем случае мы определяем цель анализа, выбираем текст, подлежащий исследованию. Признаки текста —  связность, фрагментарность, элементарность. Обязательное условие – доверие к тексту, то есть предположение, что в тексте есть смысл. Да, в общем случае текст – это не только слова на бумаге. Текстом можно считать музыку, поведение человека, событие. …То есть практически почти всё. В нашем с Вами случае текст – это как проблемная ситуация сама по себе, так и её изложение заказчиком для участников сессии.

Далее при беглом чтении текста мы выявляем «темные места» – то есть выявление в тексте непонятного. Такой термин, судя по Вашему рассказу, звучал на заседании. Затем к «темному месту» задаются вопросы. Выстраивается гипотеза ответа. Затем она критикуется, выдвигается новая. Важно при этом кроме самого текста рассматривать и контекст. В ТРИЗ, кстати, аналогом этого процесса перехода от текста к контексту и обратно, «герменевтического круга, является Системный оператор, иди «Девятиэкранка».

Важно, что при интерпретации текста Вы используете грамматическое и психологическое толкования. То есть в первом варианте понимаете текст исходя из своего контекста, опыта, знаний. Во втором случае учитывается автор, его контекст и позиция.

При интерпретации используются две позиции – логическая или интуитивная, так называемая дивинационная. Они взаимно дополняют друг друга.

При всем при этом надо помнить, что текст всегда богаче интерпретации. Их может быть много. Возникает иногда конфликт интерпретаций. Важно помнить, что мы имеем дело изначально с вторичным текстом. Что это значит – текст написанный или озвученный – это некая выжимка и авторская интерпретация того, что изначально было у него в голове. А наша цель вообще-то — понять первичный текст, и лучше даже глубже, чем его понимает сам автор.  И вот чтобы эти шероховатости сгладить, полезно использовать разработанный нами алгоритм первичного анализа проблемы, сокращенно АПАП. Не улыбайтесь, аббревиатура правда забавная, но уж какая есть…

Ну и в конце герменевтической процедуры Вы создаете новый текст, который является Вашим пониманием исходного текста.

—  Хорошо, с герменевтикой разобрались, хотя выглядит это все не очень просто. А что с АПАП? Видите, я уже Ваши аббревиатуры осваиваю…

Ну что с АПАП… Этот инструмент предназначен для того, чтобы сгладить тот самый переход ПКД-ПКП, о котором мы уже упоминали раньше. И снять по возможности стереотипы, психологическую инерцию по отношению к проблеме.

Алгоритм предлагает сначала зафиксировать текст проблемы графически, то есть записать то, что говорить заказчик. Затем после ознакомления с текстом проблемы постараться представить себе ту картину, мыслеобраз, который у вас возник. И сразу задать себе вопросы: «Почему я представил себе это именно так? Какие само собой разумеющиеся вещи я увидел? Почему так, а не иначе? Нет ли тут каких-то стереотипов? Именно это имелось в виду?»

После осмысления первичных стереотипов алгоритм предлагает поработать со стереотипами, внушаемыми извне, и стереотипами внутренними. Другими словами, разобраться, как мир вводит нас в заблуждение и как мы обманываем сами себя.  В алгоритме есть соответствующий инструментарий для каждого шага.

Далее идет формулировка условий проблемы с устранением слов, связанных с психологической инерцией, своеобразная очистка текста. Затем делаем обострение ограничений – подставляем в условия все ограничения, которые подразумеваются или могли бы подразумеваться. Далее каждое ограничение отрицаем и составляем вопросы, которые позволяют нам глубже приблизиться к пониманию смысла проблемы. Вопросов обычно получается много, их нужно сгруппировать по тематике. И проработать. Работу с вопросами Вы на заседании наблюдали сполна.

Как видите, некоторые пересечения с герменевтической процедурой тут есть. Хотя лучше всего эти инструменты использовать вместе.

Перспективы стихосложения как метода решения проблем
Перспективы метода по решению проблем

10. Перспективы

 — Хорошо, с методической подоплекой мы разобрались. А какая перспектива ожидает это общество?

— Ну как и любую такую группу. Будут отлаживать подход, отрабатывать новые приемы. Решать чьи-то задачи. Возможно, превратятся в консалтинговое агентство. Потом некоторые выделятся в теневые лидеры, наработают что-то своё. Пока у них есть один явный лидер, будут держаться единой группой. Если будет много последователей этой методики, то появится какая-нибудь ассоциация. Затем в долгосрочной перспективе, есть вероятность, что расколются на несколько школ. В паре книг опишут свои вариации методов. Набор методик и их подходы изначально не самые простые, поэтому на очень широкое распространение вряд ли можно рассчитывать, налет элитарности у них будет постоянно. Возможно, это скорее плюс, чем минус. Со временем возможно упрощение их подходов и применение в работе с детьми – там набор этих методов может тоже неплохо сработать… Опять же с учетом экзотичности подхода могут в Сколково пойти. Там любят новенькое, шашки го для задач бизнеса пробовали, дизайн-мышление, теорию ограничений…. Могут и практическую поэтику попробовать… Методы, используемые группой, вполне рабочие, может все получиться.

— Как говорится, поживём-увидим?

 — Разве может быть иначе?

На этой высокой ноте, допив кофе и уничтожив наконец вторую порцию венских вафель с орео и сливками (прощай, фигура!), я отправилась осваивать навык выражать все свои мысли стихами. Не то чтобы совсем не умела стихи писать, но как-то ни в школе, ни на журфаке  особо не увлекалась… А вдруг пригодится? В Сколково пригласят?

На онлайн-курсе «Введение в ТРИЗ» вы приобретете знания и навыки:

  • Научитесь с разных сторон смотреть на привычные вещи, находить новые смыслы и управлять мышлением.
  • Познакомитесь с ТРИЗ и получите реальные навыки использования тризовских инструментов.
  • Сократите время на решение задач и увеличите эффективность найденных решений.
  • Научитесь решать нестандартные задачи с противоречиями, которые не поддаются простым проверенным способам.
Мем про выполнение трудных задач
Терпение и труд всё перетрут?
Евразийская школа технологий творчества
Автор:
Мария Виршаева
Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *